wladi (wladi) wrote,
wladi
wladi

Categories:

КЕЛЛЕТАТ И АРАФАТ

Келлетат - это зав. кафедрой германистики, главный по магистрам, большой папа и вообще умница.
На двери его кабинета висит специальный листик, куда надо записаться, если хочешь попасть к нему на собеседование – здесь не принято подходить к преподу после пары, если у тебя вопрос, требующий более менее спокойного обсуждения. Для конкретного базара есть специальное время, каждую неделю. На листике том была отсканированная фотография, на которой Келлетат за одним столом с Арафатом. Мы все ходили и удивлялись: где это снято? Арафат ведь не такой общительный был. Единственный ответ: Келлетат сам к нему в гости ездил, но с чего бы?

И вот сегодня лекция, где вообще-то речь должна идти о некоторых важнейших концептах немецкой культуры, началась со слов: «Я думаю, нам стоит сегодня поговорить о том, о чем пишут сейчас в газетах». И после небольшой преамбулы и нескольких цитат, представлявших полярные взгляды на фигуру Арафата, он начал…


В 1972 году вся Германия была в Мюнхене, где шли Олимпийские игры. Для немцев Олимпиада была особым знаком того, что к нам окончательно перестали относиться как к нации, развязавшей кровавую войну, мы воспринимали Олимпиаду как знак доверия и были очень рады, что все идет прекрасно. Было решено отказаться от того, что было так характерно 36 лет назад на фашистской олимпиаде 1936 года: почти не было военных и полиции, все было весело и красочно, одним словом flower power абсолютно в духе времени.
Пока не появилось сообщение о том, что израильская олимпийская сборная захвачена арабскими террористами, которые требуют освобождения из тюрем исламских экстремистов. И двое заложников уже погибли: одного убили при попытке побега, а другому – раненому – не дали оказать медицинскую помощь. Олимпиада перестала меня интересовать, целый день я следил за развитием событий и узнав поздно вечером, что остальные заложники освобождены, а террористы уничтожены, я выключил телевизор и пошел спать.
Следующее утро началось с опровержения вчерашнего сообщения: террористы взорвали вертолет, погибли все заложники и один полицейский. Оставшиеся в живых израильские спортсмены возвращались домой, не дожидаясь окончания Олимпиады. Некоторые команды следовали их примеру: сборной Египта по баскетболу за невыход на поле защитали поражение со счетом 0:2. Но Олимпиада меня больше не интересовала. Мне были ненавистны арабы, палестинцы, я ненавидел ислам, эти люди были чудовища, они нарушали такую древнюю традицию перемирия на время Олимпийских игр.
Эти события наложились, разумеется, на какое-то особенно почтительное, чуть не осторожное, отношение к евреям и к Израилю, которое присуще немцам послевоенного поколения, которые склонны брать на себя вину за преступления отцов и дедов. Это можно критиковать или хвалить, но это так, в 60-70 года это была отчетливая черта психологии жителей ФРГ, возможно это даже осталось и по сей день. Я все это говорю к тому, что когда Израиль одерживал в 20 веке победы над арабскими странами (в 48-49, 67 – в «шестидневной» войне, в 73 году) мне было абсолютно ясно, кто здесь прав, а кто виноват, и я восхищался небольшим народом, который так смело сражается за свою землю и отражает нападения этих мясников. Евреи всегда – не смотря ни на что – были более европейским народом, хотя бы потому, что так обширно представлены как народ в любой европейской стране. Я искренне радовался тому, что израильтяне пришли почти в пустыню, и разбили там оазис, и процветают теперь. Народ без земли нашел землю без народа – таков был главный тезис создания Израильского государства.
В такого рода конфликтах всегда есть «главная» точка зрения, точка зрения «просвещенного человечества», точка зрения крупнейших мировых держав, которую поддерживает большинство. Весь мир был за Израиль. Я счел выступление Арафата в ООН дикостью, впрочем не сильно удивился, потому что был уверен в том, что все подстроил СССР, да и ООН тогда был не ахти какой институт.
Одиннадцать лет назад я приехал в Гермерсхайм. Столкнувшись здесь с арабскими студентами и студентками, я был вынужден посмотреть на них и на их страну с другой, «неглавной» точки зрения, я обязан был это сделать, еще не умея и не зная, как. И мне пришлось учиться. Вы пробовали почитать литературу о Палестине, написанную палестинцем и переведенную на немецкий? Довольно сложно разыскать такие книжки. Мне иногда попадались статьи в старых газетах, я обращал внимание на ссылки в литературе, искал ту другую точку зрения. И тогда я узнал, что израильтяне пришли не на свободную территорию. И это было первым и самым главным открытием, всё остальное вытекает из этого тезиса, как раньше все прекрасные видения в моей голове строились на предпосылке, что народ без земли пришел на землю без народа. Это не была «земля без народа». Они пришли на территорию, занятую арабами, и составляли вначале всего 10% населения той территории. Они прибывали довольно быстро, но еще быстрее бежали арабы: в 1947 арабское население Иерусалима уменьшилось с 1, 3 млн. до 150 тыс. – они бежали в лагеря для беженцев в соседние земли. Тогда же были слухи о том, что мол не все бежали, а некоторые были жертвами натуральных этнических чисток.
Я узнал, что в 38 году Черчилль – между прочим, главный противник Гитлера - сказал почти дословно о взаимоотношениях Израиля и Палестины, что он считает это в порядке вещей, кода более сильная раса прогоняет или подавляет более слабую. Хороший пример, кстати, - американские индейцы. Не забывайте, что колониальные привычки в начале 20 века оставались сильны. Однако то, что в 19 - начале 20 вв было в порядке вещей, мы теперь считаем не совсем верным. Правда?
В 1938 году в июле на рынке в Палестине срабатывает взрывное устройство и погибают несколько десятков человек, в том же году случаи террора повторяются и от таких взрывов погибают больше 100 человек – сегодня нас этим не удивишь, но разница в том, что все погибшие в 1938 – арабы, а взрывали их евреи. Так что именно европейцы научили арабов террору. И мы вынужденные признать, что кровь – это единственное средство в современном мире, с помощью которого они сегодня могут привлечь к себе внимание. Без крови разговоры о «мирном урегулировании» кризисов никогда не начинаются, и пример Палестины здесь не единственный.
Заслуги Арафата с моей точки зрения:
- ему удалось сплотить палестинцев и превратить их в единый народ, с которым можно работать;
- он осознал, что военными методами Израиль не победить – невероятно болезненное утверждение для любого патриота, – и он согласился на то, чтобы Израиль забрал 78% Палестины, последние годы он боролся за то, чтобы сохранить для палестинцев 22% их территории;
- с ним можно было вести диалог. Западу будет очень не хватать такого умеренного (sic!) политика на Ближнем востоке, поскольку единственный человек, который может тягаться по популярности с Арафатом – это бин Ладен.
...
Я встретился с ним, когда приглашал палестинских писателей на книжную выставку во Франкфурте, я хотел представить там их литературу, рассказать о стране. Мне он показался довольно бодрым и здоровым, во всяком случае он вживую смотрелся гораздо лучше, чем по телевизору. Очень яркое впечатление – я почему-то сразу подумал, что этому человеку просто не хватает свежего воздуха, именно так он выглядел. Мы поговорили о делах. Он спросил меня: «Недавно ваш канцлер сказал, что послевоенное время закончилось. Значит ли это, что Германия больше не будет чувствовать себя должной евреям?». Мне нечем было его порадовать. Потом я сказал: «В моем университете много студентов, среди них арабы, что мне передать от вас?» - «Передайте им привет, скажите чтобы они во-первых, хорошо учились, а во-вторых всегда решали свои проблемы мирным путем, где бы они ни находились».

И вот я только что передал это вам.

Благодарю вас за внимание.

Subscribe

  • THIS IS HOW I SHOW MY LOVE

  • ОКУДЖАВ

    Первый раз послушал " Окуджав" и проклял всю редакцию "Волны" за неуёмную рекламу всякого говна, а потом понял что не могу остановиться и слушаю…

  • NICHTSCHWIMMER

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 4 comments